Ногликские новости

Валерий Лимаренко представил пять шагов к зеленому Сахалину

Сахалинская область станет первым в России регионом, который будет заниматься сокращением своего углеродного следа (условной величины влияния человека или промышленного объекта на климат) и распределением и даже торговлей парниковыми газами. Для области, заметил губернатор Валерий Лимаренко, развитие зеленой энергетики и внедрение законодательных и технологических решений в области климата — "фактор выживаемости и конкурентоспособности". У главы региона уже даже есть стройная система из пяти шагов, направленных на достижение экологических целей.
Федеральные власти и науку, судя по выступлению участников панельной дискуссии на конференции "Нефть и газ Сахалина", идея региона вдохновляет и радует. Но что с в целом здравой мыслю заботы о климате делать, пока не совсем понятно: ни четкого национального регулирования, ни системы учета и контроля выбросов и бонусов за их сокращение сегодня нет.
— Чуть меньше года назад Россия стала полноправным членом парижского соглашения по климату, с 1 января 2021 года мы уже будем жить в режиме его имплементации (то есть внедрения в национальное законодательство). При этом климатические решения внутри нашей страны традиционно принимаются тяжело, медленно. А тут Сахалинская область готова стать пилотным регионом по целенаправленному сокращению выбросов парниковых газов, наращиванию возобновляемой энергетики. Это колоссальное решение, это потрясающая инициатива для нашей страны, — выступила с горячим одобрением директор института глобального климата и экологии РАН Анна Романовская.
Мария Ганченкова и Анна Романовская
Мария Ганченкова и Анна Романовская

— На Сахалине делается российская история низкоуглеродного развития. Это будет пилотный проект, который затем мы будем тиражировать на всю страну, — поддержал коллегу советник и специальный представитель президента по вопросам климата Руслан Эдельгериев.
Руслан Эдельгериев
Руслан Эдельгериев

О зеленых инвестициях и их привлекательности для глобальных банков развития рассказал Андрей Клепач из ВЭБа. А президент Российской академии наук Александр Сергеев разразился целым докладом-рассуждением о том, что мы живем в мире, который меняется и что задача России в целом этим изменениям следовать, а не цепляться за традиционные запасы и энергетику, которые в течение нескольких десятилетий могут стать никому не нужными на мировом рынке. На нефтегазовом и угольном Сахалине, добавил он, идеи с зеленой энергетикой, может быть, и кажутся не слишком логичными, но именно за ними будущее.
Андрей Клепач
Андрей Клепач

Если отбросить продолжительные рассуждения разных докладчиков и не брать в расчет многословные презентации нефтяных компаний, которые доказывали, что даже если Россия на зеленую дорожку не свернула, то они точно уже там, то картинка получается следующая. Углеводородный след или, если рассматривать более узко, парниковые газы, влияющие на климат, в мире постепенно превращаются из чисто научной и экологической проблемы в товар — страны все чаще ставят в условия, когда за экологический ущерб нужно буквально платить. Сейчас подобные нормы активно внедряет, например Евросоюз.
Общемировой климатический рынок, заметил Руслан Эдельгериев, уже сегодня оценивается приблизительно в 290 миллиардов долларов США и будет только расти.
— Ко мне уже обращались авиакомпании, которые готовы покупать углеродные единицы. И говорят, что если они не смогут делать это в России, то им придется обращаться за рубеж, — добавил финансового масла в экологический огонь Руслан Эдельгериев.
В России сейчас думают над тем, как стать полноправным членом этого рынка и стимулировать компании снижать потребление и выбросы. Проблема в том, что просто так продавать некие климатические единицы нельзя. Для этого нужно создать правовую базу и научную основу, провести исследования и доказать, что та или иная страна вреда природе наносит меньше, чем компенсирует. Эмпирически Россия с невосстановившейся с советских времен промышленностью и сотнями тысяч гектаров леса под облик такой страны-донора подходит идеально. За вычетом отдельных территорий, где выпадает черный снег, конечно же. Только вот на слово, выступил Сергеев, никто стране не поверит — надо разрабатывать понятные и прозрачные механизмы, балансировать правовую систему. С этим в стране проблема — перекрутишь (скажем, введешь некий налог на лишний углерод), и прощай и без того несмелый рост экономики, недокрутишь — придется все равно платить Западу.
И сдвинуть камень с мертвой точки, к радости всех причастных, как раз и решили на Сахалине.
— Существует потепление климата, существует тренд всемирный (на экологичность и низкоуглеродистость) и энергетические компании в этом тренде. У нас не существует альтернативы, это вопрос конкурентоспособности. Мы не просто смелые или начитанные, у нас другого выхода нет. Неприятности, которые происходят в климате, это вызов, который дает нам новые преимущества и новые возможности, — взял слово молчавший почти два часа до этого Валерий Лимаренко.
Валерий Лимаренко
Валерий Лимаренко

Что он предлагает? Объединить существующие на островах крупные компании в едином векторе низкоуглеродистого развития и возглавить его на областном уровне. Как? Для этого у губернатора есть проект из пяти пунктов:
  • Разработать и принять федеральный закон о специальном правовом регулировании парниковых газов и обращения углеродных единиц на территории области. Подготовка проекта уже началась, его надеются внести в Госдуму уже во втором квартале 2021-го. К закону будут прилагаться различные подзаконные акты, призванные отрегулировать все нюансы, их также надеются разрабатывать более-менее параллельно.
  • Создать систему инвентаризации и кадастрового учета выбросов и поглощения парниковых газов. Инвентаризацию будут делать ежегодно, а в первом квартале 2021-го подготовят к тому же ретроспективу с 2019-го. Для этой работы, оговорился Лимаренко, придется создать некую отдельную службу.
  • Утвердить климатическую стратегию до 2050 года и план мероприятий к ней до 2025-го. Их должны подготовить к третьему кварталу 2021-го и, вероятно, презентуют на "Нефти и газе Сахалина" на следующий год. Сюда же включают утверждение целевых показателей выбросов и поглощения парниковых газов для крупнейших "эмитеров и абсорберов" (ну, собственно, загрязнителей и очистителей) и разработку проектов по сокращению углеродного следа — неких практических мероприятий для снижения влияния на климат.
  • Создать систему реализации климатических проектов и торговли углеродными единицами. Ее хотят разработать к третьему кварталу 2021-го и даже провести первую продажу до конца года.
  • Создать цифровую платформу, на которой будут сведены воедино все эти данные.
— Мы от романтического состояния переходим к практической работе. С этой минуты, — был непреклонен Валерий Лимаренко.
Помочь ему должны в "Росгидромете" — может быть, в работе с промышленностью метеорологи не помогут, но хотя бы предоставят объективные данные. Кроме того, прямо на конференции на Сахалине родился климатический центр — его создадут на базе СахГУ. Церемония подписания соглашения, автограф под которым оставила и.о ректора Мария Ганченкова и Анна Романовская, стала заключительным аккордом панельной дискуссии. Не останется в стороне и "Росатом" — компания уже включилась в проекты по водородным поездам, а в перспективе поможет еще и с производством "зеленого водорода" прямо на острове. И даже экспортом за рубеж. И может быть, к 2050-му году от терминала в Поронайске будут отчаливать газовозы, наполненные первым номером таблицы Менделеева. Отчаливать и брать курс на юг, в Японию.

   168 8385 7
Новости по теме

Обсуждение на форуме