Ногликские новости

При нынешнем министре здравоохранения на Сахалине испаряются главврачи

В редакцию ИА Сах.ком обратились работники смирныховской ЦРБ, прочитавшие новость о том, что их бывший главврач Елена Игнатова якобы была уволена (хотя уволилась сама) и что она не справилась с управлением больницей. Работники попросили связаться с Еленой Игнатовой, чтобы она рассказала, как все было.
Напомним, на этой неделе, выступая в облдуме, министр здравоохранения области Владимир Кузнецов сообщил, что смена руководителя в смирныховской ЦРБ связана с нехорошей ситуацией, которая там сложилась. Министр сказал, что главврач принимала неверные управленческие решения, и это привело к многочисленным жалобам со стороны пациентов и финансовым проблемам. У больницы образовалась задолженность, минздраву пришлось погашать ее.
Елена Игнатова озвучила свою версию.
На Сахалин она приехала из Перми в 2019 году. Увидела, что здесь есть вакансия главврача, отправила резюме, подошла по всем критериям и была принята на работу с 29 ноября. Тогда руководителем минздрава был Владимир Ющук, который потом, с 8 июля 2020 года, стал зампредом ПСО. Его сменил Владимир Кузнецов, и с этого момента, говорит Елена Игнатова, начались сложности.
— Год было все хорошо. Мы занимали достойные позиции в рейтингах ЦРБ, несмотря на ковид. Я отчитывалась о проведенной работе, в минздраве были в курсе всех наших дел. Было финансирование. Потом все покатилось под откос какой-то. Нас не обеспечивали масками, защитными костюмами, перчатками для работы в условиях пандемии. Все это мы закупали самостоятельно. Денег больнице стали выделять меньше. У нас, главврачей, есть зарплата и премия. При Ющуке была сто процентов премия всегда, при Кузнецове стала ноль. Первый раз я просто рассмеялась, когда увидела такой резкий перепад, — рассказывает экс-главврач.
Архивное фото
Архивное фото

Ковидный год ЦРБ прожила напряженно. Медики работали больше обычного (порой приходилось брать по 800 мазков в сутки), но с доплатами минздрав не помогал. Федеральные деньги на "ковидные" выплаты ЦРБ получала, но за дополнительный объем работы не доплачивали. А он был, и приличный. Нужно было брать мазки у больных, контактных, контактных с контактными и т. п., делать гастропанель и прочее. Сотрудники больницы просили доплату за дополнительную работу, до какой-то поры удавалось этот вопрос решать, договариваться, что-то выкраивать, но недовольство в коллективе назревало, а деньги взять было неоткуда. Они уходили на СИЗы, пробирки, дезинфицирующие средства и прочее. Все закупки проверяла прокуратура.
— Даже не помню, давали ли нам вообще маски за всю пандемию, — продолжает бывший главврач. — Если и давали СИЗы, то какое-то небольшое совсем количество. Один раз нам дали 200 пробирок для забора мазков. Мы тысячами покупали эти пробирки, сами, а ведь это изначально не входило в план нашей финансово-хозяйственной деятельности. Объемы закупок сильно увеличились, а цены во время пандемии росли с учетом востребованности. Но мы справлялись, не было к нам замечаний. И по лекарствам все было нормально, у нас были антибиотики и все другие препараты.
Однако долго так продолжаться не могло. Стала образовываться задолженность. Причем в такой ситуации оказалась не только смирныховская ЦРБ. Елена Игнатова созванивалась с врачами других районных больниц, всем было тяжело, всем не хватало денег, никто не знал, что делать.
Уменьшение финансового потока, поступающего в ЦРБ Смирных, как и во все районные больницы, связано с тем, что с недавних пор деньги поступают не все целиком через фонд ОМС, как раньше, а частями. Одна часть — через минздрав (на зарплату врачам, среднему и младшему медицинскому персоналу), вторая часть — по-прежнему через фонд ОМС (на содержание ЦРБ и зарплату прочему персоналу).
В результате снизился тариф за услуги врачебной деятельности. К примеру, если раньше за один прием терапевта больница получала из фонда ОМС около 2000 рублей, то сейчас — 1009 рублей. Доход больницы снизился, а зарплаты нужно сохранять на должном уровне, СИЗы и прочее нужно покупать, все закупки производить, как полагается и как того требует минздрав. А он всегда требует, чтобы в больнице было все необходимое. Но в нынешней ситуации на расходы и содержание ЦРБ практически ничего не остается.
К слову, средняя зарплата врача в смирныховской больнице — примерно 195 тысяч. Но доктор, чтобы получить такие деньги, работает столько, что забывает, как выглядит его семья, и уже не помнит адрес своего дома. У него две ставки и дежурства по стационару. Люди не выдерживают, уходят. Уволился врач-бактериолог, ушли два стоматолога. Сейчас в больнице много вакансий. Среднего медперсонала тоже не хватает.
Елена Игнатова рассказывает, что стала ощущать постоянное давление со стороны минздрава. Вместо помощи были придирки. Стиль общения на совещаниях в режиме видео-конференц-связи был неприятным, каким-то обвинительным, гнетущим.
— Мы стали падать в яму, но была не поддержка, а только осуждение. Когда я поняла, что мы уже не справляемся ни с платежами, ни с поставщиками, я собралась и поехала в Южно-Сахалинск к Владимиру Кузнецову. Он был на взводе, поговорил со мной в стиле "уволю, посажу". Отправил меня к своему заму, мы побеседовали о том, как нам быть, но так никакого внятного ответа я и не получила. От нас требовали каких-то решений, а какие решения могут быть, если нет денег. Со своей стороны мы все показатели выполняли: цифровизация и прочее, интернет в ФАПы проводили за свои деньги. Еще один момент — жалоб от населения за год работы стало меньше. Это показатель нашей работы, — вспоминает экс-главврач.
Интересное наблюдение — при Владимире Кузнецове поменялись несколько главврачей: в Охе, Поронайске, Ногликах, Тымовском, Долинске, Невельске и Смирных. Где-то поставили и. о., где-то руководителя нет до сих пор. В Тымовском и Александровск-Сахалинским районах сейчас один главврач на две больницы.
— После встречи с министром я поняла, что помощи мы никакой не получим. Потом накалилась ситуация со стимулирующими. Нам стало не с чего их платить. В коллективе началось волнение, подключился профсоюз. Я приняла решение уволиться, потому что больше не могла так. И сейчас говорят, что меня уволили. Что я принимала неправильные управленческие решения. Мою честь и достоинство унижают такими словами. Назовите хотя бы одно мое неправильное решение. Почему министр ни разу не пригласил меня, не поговорил со мной, ни разу диалога не было никакого. Те специалисты, которые в одно время со мной устраивались на работу, тоже уже уволились. Я не понимаю, у нас очередь из главных врачей стоит? Если одного вынудить уволиться, у больницы сразу появятся деньги? Я делала что могла. Прошу перестать говорить, что меня уволили и я довела больницу до такого состояния, — сообщает Елена Игнатова.
11 мая у нее был последний рабочий день в качестве главврача ЦРБ. Сейчас там и. о. начмед. Елена Игнатова осталась работать на Сахалине. Ее новый и старый коллектив — все читают на Сах.коме слова министра про нее, и ей это неприятно.

   151 43598 1
Новости по теме

Обсуждение на форуме